10:40 

Глава 15.

leabhar
Вы знаете Прагу? Рекомендую. Может быть, переменит всю вашу жизнь.
У. Эко. Маятник Фуко.


Поликсена в ту ночь отправилась на поиски Оттокара. Город отражался в ней, словно она была неживой, словно она была из стекла или воды. Он оставлял на ней отпечатки, как на бумаге для рисования карт: лабиринт его улиц наложился на ее венозную систему, его соборы стали на ее теле лимфатическими узлами, а текущая по Праге Влтава заменила младшей дочери Миколауша Брживоя позвоночник.
Но нужно было теперь оторвать Прагу, отрезать, как раненую зараженную руку. Уйти - вслед за тем, кто выпил ее сердце. Уйти на восток.
Глаза у Оттокара были что ягоды ежевики. Руки - тонкие и белые, как ветви кустарника. Если он и умер у Кутной Горы, то стал лесным духом и не покинул этот мир так просто. А ведь она, Поликсена, умеет говорить с духами. Умеет слышать мертвых и далеких. Она найдет его, кем бы он не оказался - она сможет поговорить с ним и вернуть себе свое сердце. Ведь она сама пока жива.
Она умеет ждать, о боже, она умеет, как никто другой. Но иногда нельзя ждать. Иногда промедление равносильно смерти. Дни сменяют друг друга быстро, как карты в колоде, так можно прождать и весь срок. И время оборвется. И осыпется. И не будет времени.
Этого Поликсена допустить не могла. Она быстро сложила в холщовый мешок несколько платьев, взяла еду и деньги, одела свой мантель с капюшоном и направилась к восточной границе Праги.
Некогда, в одном из снов, снившихся Поликсене раз в месяц, тот мужчина, облепленный раковинами, которого она считала Христом, предсказал ей, что когда ее волосы станут такими длинными, что ими можно будет покрыть спину мужчины, она выйдет замуж. За лето волосы Поликсены отрасли до талии. Они налились темно-каштановым цветом и стали пахнуть, как выстиранная в ручье и высушенная на траве ткань.
Но ей был нужен Оттокар. Единственный брат, единственный мужчина, единственный. Он. И пока она не отыщет его, не будет у нее судьбы, и времени, и ничего не будет. Мироздание играло с ней по панибратски, словно они были друзья детства и всегда на "ты", оно играло с нею в какие-то странные игры и вело ее по своим крученым лабиринтам. Оно подстроило Поликсене ловушку, но та знала, что когда начинаешь играть по-крупному, все средства хороши. А ей главное было не упустить свою судьбу. Мироздание уже сделало свой ход. Следующий ход был за ней, Поликсеной. А ферзь, как известно, может ходить в любом направлении.
Она хорошо подумала. Она взглянула на свою жизнь со стороны, сверху, как на шахматную доску. На юбке у Поликсены были вышиты павлиньи глазки. Она взяла ножницы и остригла волосы по плечи. Всё. Теперь у нее снова есть время. Еще есть время, чтобы пройти этот путь. Достаточно времени.
Кутна Гора находится не то чтобы далеко от Праги, в сердцевине страны, в Центральной Богемии. Идти нужно на юго-восток, около 60 километров, она быстро дойдет.
И именно в этом городе Оттокар и пропал. Какая насмешка над ней и братом... Серебро было их общей семейной тайной и страстью. Они оба молились на черненое серебро ритуальных церковных чаш, замковых канделябров и посуды и боготворили сияющее серебряное плетение изысканных украшений тонкой ковки. Они создали себе Серебряный мир, с луной на пол-неба и хороводами звезд, крупнее чем алмазы в королевской короне. У каждого из младших Брживоев было по серебряному перстню с гранатом, серебряный крестильный крест, серьги, широкие кованые браслеты... Серебряным гребнем сестра расчесывала брату волосы. Серебро отражалось в его черных глазах и в ее - зеленых. Прохлада. Блеск. Неукротимость. В серебре были также и огонь, и ярость, и месть. Они знали. Догадывались ли остальные - неважно.
Распявши пястья
Плести проклятия.
Да твои пряди
Запястьями гладить...
-
напевала Поликсена, серебряной ложкой размешивая травяные отвары в кружке.
И вот - последнее пристанище брата, ставшее ему и опочивальней, и собором. Кутна Гора. Серебрянодобывающий центр Чешского королевства.
Рудники города поставляли серебро для всей Европы. Треть серебра на европейских рынках - имела чешские корни.
Когда-то именно небывалое скопление шахт в той области Средне-Чешского края и стало причиной появления этого городка на широком плато. Стали появляться поселения, где жили горняки, и первое же из них получило имя Cuthna Hora.
Но название, как водится, пришло не отсюда. Название было из легенды и появилось задолго до строительства горняковых хижин. Из былички о том, как монах Антоний из цистерианского монастыря близ Седлеца открыл месторождение кутногорских серебряных руд, заснув как-то раз после работы на виноградниках на одном из холмов. А проснувшись, увидел, что у его головы из земли торчат три серебряных прута. Хитрый старик прикрыл находку старой рясой и пошел поведать о чуде в монастырь, а местечко, вслед за тем, окрестили Cuthna Antiqua, ведь "кутна" - это же просто название монашеской рясы, а "antiqua" на латыни значит "старый".
Теперь в Кутной горе Королевский монетный двор Вацлава II, где чеканят знаменитый пражский грош. Там множество трактиров, домов, бань и рынков. А в туманных мрачных лесах, окружающих сияющий как игрушка город, под дубом или ясенем- усыпальница Оттокара, куда приходят по ночам озерные девы чесать серебряными гребнями его темные волосы, как некогда это делала сама Поликсена.
Поликсена шла на восток уже почти весь день. Она не чувствовала ни боли, ни усталости, словно какая-то сила толкала ее вперед. На юбке у нее были вышиты павлиньи глазки. День стоял погожий, в лесах облетала листва, устилая тропы мозайкой из шуршащей коричнево-золотой смальты, как на византийских фресках и иконах.
На небе кричали вороны. У горизонта густели туманы: вечер лопнет ливнем. Но это не страшно. Самое страшное не исполнить свою судьбу. Потому она не боялась. Она не боялась ни людей, ни прохожих мужчин, ни мчащихся по тракту повозок, ни возможности быть убитой или ограбленной. Не боялась дня. Не боялась ночи. Хвойный лес вонзал в закат верхушки елей, как стадо буйволов - рога. Сучки на соснах были похожи на носы и лапы. Камни обрывистых лесных склонов складывались в грубые лица с крупными носами и ртами, широкими черепами и скулами, узкими глазами, с одним закрытым заплывшим веком, или с прищуром, или с хитрой ухмылкой. Мир вокруг Поликсены жил и двигался. Она перестала быть дворянкой, горожанкой, дочерью Миколауша Брживоя... Она стала частью мира вокруг себя, важной его частью, как рука или нога. Ведь этот мир - чудовищен - и прекрасен - ибо он стоглаз, сторук и стоног. Его глаза - люди, которые умеют видеть и любить, его уши - те, кто слышат, что есть вокруг, и даже больше, за пределами того, что слышимо, его ступни - люди, которые не сбиваются со своей дороги, как бы неявна она ни была.
Поводыри мира.
Так думала она, оставив за спиной Прагу, город, с которым было связано так много, и с которым, она надеялась, время еще свяжет ее обратно. Она вышла рано утром, и теперь уже был вечер.
- Должно быть, половина пути позади, - подумалось Поликсене.
Вдали виднелись огни, сквозь густую сетку веток, ей казалось, она видит небольшой сруб. Идти к нему было тяжело: листва в лесу не убиралась, ее нападало так много, что она почти достигала колен. Хватаясь пальцами за стволы и ветки, расцарапав шею, путаясь в крючковатых корнях, которые вились и мешали идти, как брошенные под ноги канаты с морскими узлами, оступаясь и почти падая, Поликсена миновала то расстояние, что отделяло ее от домика. Она постучала в дверь 3 раза. Ей сразу открыли. На пороге стояла пожилая женщина, лет шестидесяти, с убранными под черную сетку седыми волосами, с гранатовыми бусами на воротнике платья. Она посмотрела на Поликсену, у которой от усталости и свежего лесного воздуха сразу начала кружиться голова, и ни о чем ее не спросила, только сказала:
- Проходи.
Женщину звали Катержина. Она жила в лесу у Кутной горы и гадала на картах. Она налила Поликсене фруктовой водки, потому что от целого дня пути в сыром лесу ту начал бить озноб, и поставила перед ней полный стакан: пей.
Поликсена отпила. Вкус был сладкий и горячий. Она взяла стакан в ладони, как если бы могла им согреться, и стала потихоньку пить маленькими глотками. Катержина стояла в углу комнаты и растапливала хворостом печь. Она внимательно посмотрела на сидящую перед ней молодую женщину и сказала:
- Так просто ты его не найдешь.
Стакан с резким и острым звоном разбился у ног Поликсены вдребезги. Ее руки начали дрожать. Показалось, что воздух весь разом загустел и пытается ее из себя вытолкнуть.
- Что вы сказали? Откуда вам знать? - попыталась закричать Поликсена, но слова вырвались из нее гулким и хриплым шепотом.
На это Катержина открыла полку, достала из нее небольшой шелковый мешочек на завязках, похожий на кисет для табака, и высыпала из него на стол карты. Перемешав колоду, она сложила выбранные наугад карты особым порядком, рубашками вверх, собрала оставшиеся и снова убрала, и лишь затем перевернула выбранные.
- Эта карта в самом центре - новая дорога. Нулевой меридиан. Ты видишь, он идет к обрыву, он смотрит в небо. Когда он упадет с обрыва, он окажется в другом пространстве, как ребенок, выпадающий из чрева матери для жизни в новом мире. Не бойся перемен, прими их необходимость, только так ты найдешь его. А ты слепая - погляди, у человека на этой карте завязаны глаза, ты не осознаешь реального положения вещей. А за спиной у тебя карта любовников, я знаю, что он дорог тебе, что он часть тебя, единственный достойный противник, с которым ты можешь быть собой, полностью, а не частями. Не женщиной - по отношению к мужчине, не подругой - по отношению к приятелю, и не родственицей по отношению к брату. Собой. Целиком, со всеми сторонами и двойным дном. А это дорогого стоит.
Будет очень трудно. Очень. Но за дорогой товар надо дорого платить. Ты заплатишь очень дорого. Так много, что и сама будешь не рада. Но ты уже на этой дороге, тебе с нее не свернуть, а значит, так положено. У тебя есть карты Правосудия и Справедливости. Тебе помогут, тебя приведут. Но это еще не все. Будет очень сложно, путь к себе сложнее других. Это путь в неизвестность, без карт и указателей. Верь себе, сердце не обманет. Но знай, что постичь свое сердце, легче, чем постичь свою душу.
- Я найду его? Он вспомнит меня? - спросила Поликсена, в глазах у нее не было, как всегда, ни слезинки. Она не умела плакать. А жаль. Ее душа рыдала кровью.
- Я не знаю. Никто не знает.
Сердце у Поликсены рухнуло, как тяжелый камень с обрыва в пропасть. А что если... нет? Она посмотрела в глаза этому "никогда". Это было страшнее, чем пустые глазницы Смерти на рисунках danses macabres. Вес и тяжесть одного этого слова придавили ее к земле и сжали горло латными рукавицами. Лучше бы она родилсь мужчиной. У них совсем иная жизнь...
- Не думай об этом, - сказал Катержина и подлила Поликсене водки. Та осушила стакан одним махом. Голова разболелась.
- Смотри дальше, - продолжила Катержина, - тут есть карта жезлов - это значит, он может быть заколдован, тот, кого ты ищешь, может не быть собой, может не помнить ни имени, ни отца, ни матери. Готовься и к такому.
Поликсена посмотрела на последнюю карту в раскладе: весь рисунок был монохромным, красного цвета, на нем сидел бородатый мужчина, на троне с подлокотниками, украшенными золотыми головами агнцев. На полу перед ним лежало руно.
- А это Овен, - сказала Катержина. Одним махом смела со стола карты и убрала в мешок.
Оттокар был Овном. Поликсена вздрогнула. Ей казалось, что она видит сон. Несомненно, это был сон, страшный сон, из тех, что снятся под утро...людям...на пятницу. Но ей не снились сны.
Теперь она понимала, что это, возможно, оттого, что ее реальность оказалась более придуманной и сверхестественной, чем все виденные когда-либо кем-либо сновидения.
- Тебе будут говорить, что все потеряно. Что нужно оставить его в покое. Что надежды нет. Но ты их не слушай, никого не слушай. Если тебе кажется обратное, поступай так, как чувствуешь, даже если со стороны это будет лишено смысла и ни к чему не приведет.
С утра Поликсена взяла у Катержины дорожную колоду карт.
- Раскладывай их всякий раз, когда не будешь знать, что делать дальше. Когда тебе подумается, что все потеряно и никакой надежды найти его нет, помни, что вещи зачастую кажутся не такими, какими они на деле являются. Там, где кончается надежда, начинается судьба. Возможно, карты раскроют тебе истинное положение вещей, когда глаза начнут завираться, и укажут, куда двигаться. И помни, что сердце никогда не лжет.
Поликсена перетасовала карты своими руками, поцеловала их и положила в свою дорожную сумку. Катержина перекрестила ее и крикнула на прощание:
- Прежде чем слиться в один эстуарий и вместе открыться в океан или море, две реки долго текут раздельно, то сближаясь, то удаляясь друг от друга. Обеим придется пересечь не одну равнину и обогнуть не одну гряду, пока они встретятся и станут одним целым...
Перед Поликсеной на небе раскатывалось утро, как разглаживается по столу скатерть бледного цвета. Она продолжила свой путь на восток, глядя на встающее там солнце. Оно было похоже на огромное кровоточащее сердце. Как у Иисуса или Богородицы на некоторых образах. Ей показалось, это хороший знак: то, что ее путь лежит на восход, к восточной стороне от закатной, к новой жизни, к подъему, к свету.
Вскоре лес стал редеть, она вышла на дорогу, петляющую между зарослей. Поликсене некогда было удивляться встрече в лесу, она всегда сознавала реальность происшедшего лишь спустя некоторое время, потому пока не отдавала себе отсчета в том, чему стала свидетельницей несколько часов назад. Но она знала, что ее ведут, и ее хранят, и что все в ее жизни теперь будет не просто так. Она на той дороге, где нет права на ошибку - и от этой мысли у нее похолодели руки. Ей снова показалось, что она идет по шахматной доске в направлении неведомого форта.
К полудню она увидела, что пришла. Нашла то, что искала. Она узнала за деревьями контуры и очертания городских башен.

URL
Комментарии
2010-05-19 в 03:06 

Там, где кончается надежда, начинается судьба - это гениально! И вообще мне действительно полегчало от прочтения. Очень чисто, ни одного лишнего слова. И, по-прежнему, безумно красиво.

2010-05-19 в 13:12 

leabhar
Там, где кончается надежда, начинается судьба - это гениально!
о да... когда я это услышала и записала, то долго думала, что это значит. Так до конца и не придумала пока...
Спасибо, мне полегчало от твоего коммента)

URL
     

Mo leabhar

главная